24 июля 2018      43    

ЛИЛИАНА ЛАММЕРС: «РОДЫ – ЭТО НЕ СПЕКТАКЛЬ»

Лилиана Ламмерс – доула из Лондона, доула Мишеля Одена, самого известного и самого гуманного в мире врача-акушера. Я познакомилась с ней в Амстердаме на курсах по обучению доул «Paramana Doula», который Лилиана вместе с Мишелем ежегодно проводят для доул, врачей, акушерок и других специалистов в разных городах Европы.

Если вдруг Вы не знаете, кто такая доула, объясню. Это женщина, полностью понимающая физиологию родов, которая присутствует на родах и оказывает роженице в основном психологическую поддержку. Это немедицинская профессия, появившаяся в мире в 70-х годах прошлого века, но которая по сути существовала много тысячелетий (мать, сестра, подруга, которых женщины брали на роды испокон веков, являлись на деле теми же доулами).

Лилиана практикует уже 18 лет. Она присутствовала на всех возможных видах родов в Англии: домашние роды соло, домашние роды с акушеркой, роды в различных родильных центрах и госпиталях британской столицы. Лилиана Ламмерс — мудрейшая женщина и опытнейшая доула (и невероятно приятный, светлый, гармоничный человек)! Это интервью собрано из ответов на вопросы, которые Лилиане задавали участники курса «Paramana Doula» в Амстердаме в марте 2017 года.

Paramana Doula курс 2017

— Лилиана, как Вы стали доулой?

— Своего первого ребенка я родила в Лондоне 33 года назад. С самого начала роды были для меня нормальным, легким явлением. Я знала, что рожает тело. Я не понимала, зачем мне ходить на курсы для беременных, читать книги по родам. В итоге через два часа схваток я поехала в больницу, открытие было уже 9 см (я рожала в 30 лет). Я не знала, что можно остаться дома, иначе так бы и поступила.

Я помню, как я сидела в палате, закрыв глаза и проживая схватки. Тут зашел доктор с несколькими студентами-практикантами. «Смотрите, она засыпает, — сказал он студентам. – Ее ребенок страдает, и нужно, чтобы он родился прямо сейчас». Я быстро открыла глаза, но доктор все равно заставил меня лечь на стол. Он сказал, что ребенок должен родиться прямо сейчас, затем сделал мне эпизиотомию и вытянул дочку вакуумом. Уже потом я узнала, что в этот день у студентов было задание научиться делать эпизиотомию, а кроме меня больше никто не рожал в больнице – все уже родили.

Потом я узнала о том, что есть такой доктор Мишель Оден. Я познакомилась с ним во время второй беременности. Он все время о чем-то говорил, спрашивал меня о посторонних вещах – так, что я в один момент даже спросила его: «Вы вообще в курсе, что я беременна? ». Он сказал: «Да, да, конечно». В общем, следующих троих детей я родила дома с Мишелем Оденом. И все эти три раза убеждали меня в том, что роды могут быть счастливым днем в жизни женщины. Но я также поняла, что очень легко сделать роды трудными. Тогда я захотела стать акушеркой. С четырьмя детьми, после восьми лет грудного вскармливания нелегко стать студенткой. Мишель отговаривал меня от акушерского училища. «Акушерка – слишком медикализированная профессия, — говорил он. – Тебе надо стать доулой, это как раз для тебя! » И на самом деле я удостоверилась, что большинству женщин люди с медицинским образованием на родах не нужны!

Моя работа очень изменила меня. С самого начала я знала, что адреналин – главный враг окситоцина, но пришлось прожить немалый опыт, чтобы в полной мере убедиться, как легко сделать роды сложными. Как можно рожать, если на тебя смотрят другие люди, даже если у них нет страха? Роды – это не спектакль! Мы на родах не для того, чтобы смотреть во все глаза. В моей практике, если женщина уединялась в ванной, туалете, эти роды были более легкими и короткими.

Сейчас я не ношу часов. Когда я еду к рожающей женщине, я забываю о семье, обо всем. Я веду себя так, как будто я ничего не ожидаю. Когда муж женщины спрашивает меня о своей жене и ее родах: «А что Вы думаете? » Я отвечаю: «А я не думаю».

Ко мне часто обращаются женщины 35-43 лет, ожидающие первые роды. Они очень умные, ходят на курсы для беременных, читают много книг… И они хорошо рожают! Но у меня также были женщины, которые не знали о родах ничего, и они также хорошо рожали! Очень важно создавать правильную атмосферу, когда начинаются роды. Женщине важно показать, что ты от нее ничего не ожидаешь.

У меня масса хороших историй. Очень редко в родах, на которых я присутствую, что-то не идет. Были случаи, когда в первых родах у женщин были травмы, а в последующих, при соответствующих условиях, у них все хорошо получается. Если это домашние роды, мы вызываем акушерку в самый последний момент. Если женщина хочет рожать в родильном центре, мы приезжаем туда как можно позже, когда она уже не может сидеть (едет на четвереньках на заднем сиденье). Если мы выедем в родильный центр раньше, велика вероятность того, что в роды будут вмешательства, так как в незнакомой обстановке роды могут замедлиться. Да, родильные центры лучше, чем больницы, но там тоже новая для женщины обстановка, вокруг акушерки, пахнуть может по-новому.

Я и отец ребенка выполняем роль телохранителей. Мы защищаем её пространство. Если она просит, мы оказываем ей какую-то конкретную услугу, но в остальном мы оставляем её в покое. Пусть она просто отдастся ходу событий, не зацикливается на своих схватках, а продолжает жить, как живет. Если так относиться к родам, роды будут намного быстрее!

Лилиан Ламмерс

— Как Вы готовите пару к родам? Рекомендуете ли какие-то книги читать?

— О физиологии родов я больше говорю с отцом, объясняю ему, что мы с ним будем телохранителями женщины на родах. Если муж трясётся от страха, я спокойно говорю ему: «Ступай». Книги никакие я читать не рекомендую. Если сами спрашивают, советую одну книгу – «Роды и грудное вскармливание» Мишеля Одена.

— Что для Вас важно обсудить с парой до родов?

— Первая встреча с рожающей парой – это встреча с незнакомыми людьми. Я про них ничего не знаю, поэтому они говорят, а я слушаю. Потом мы встречаемся с ними еще 5-6 раз до родов. Во время этих встреч я придерживаюсь правила: не говорить лишнего, не пугать женщину. Когда я ухожу от них, они должны быть радостнее и счастливее, чем до нашей встречи (или хотя бы такими же). Мы говорим о том, где они работают, что им нравится, говорим о жизни. Важно, чтобы папа тоже знал, кто такая доула, чтобы она нравилась папе.

Непосредственно перед родами мы обсуждаем два момента. Первое — что мы будем делать, когда отойдут воды. В Англии, если у женщины отходят воды, она должна обратиться в роддом. Оттуда ее отправляют домой и дают 24 часа, после чего назначают антибиотики. Два года назад рекомендации изменились: врачам разрешили ждать, ждать (в некоторых больницах ждут сутки, в некоторых — двое), и только если появляются признаки инфицирования, назначать антибиотики. Плюс в том, что родители могут отказаться от антибиотиков. Большинство докторов и акушерок относятся к этому нормально. Вообще женщине часто кажется, что у нее отходят воды, а это просто выделения. Со вскрытия плодного пузыря начинается только 20 процентов родов. Я родителям все это объясняю и говорю, что если у них начнут отходить воды, надо продолжать жить обычной жизнью. Если мама хорошо себя чувствует, воды не мутные, ребенок лежит головкой вниз и шевелится, лучшее, что можно сделать – остаться дома и продолжать жить полноценной жизнью. По моим наблюдениям, если женщина поступает так и не волнуется, дети быстрее и легче рождаются, чем когда им на рождение в больнице дают 24 часа.

Второй момент – это стимуляция родов. В 40 недель женщине предлагают раздвижение плодных оболочек (это способ вызвать схватки). В 41 неделю предлагают медицинскую стимуляцию. Я не пугаю пару, а говорю с об этом с широкой улыбкой. В Англии более 30 процентов родов стимулируют. Но женщина имеет право отказаться от этого. Современные женщины не хотят ждать, когда родится ребенок, они хотят все контролировать. Но я объясняю, что роды – это неконтролируемый процесс, которому нужно просто отдаться.

Для многих очень трудно не делать ничего во время родов. Подойти и успокоить рожающую женщину – это худшее, что можно сделать. В родах помочь нельзя – можно только помешать. Если помогать женщине, роды станут трудней.

История. Женщине 41 год, у нее первые роды. Доктор сказал, что у нее высокий риск. Мы встречались с семьей несколько раз, и мне показалось, что она будет легко рожать: она очень сексуальная, муж у нее красивый, окситоцина там достаточно. Вечером она написала смс, что у нее что-то началось, но приезжать не нужно. В час ночи написал муж, чтобы я приехала. Через 30 минут я была у них. Она лежала в ванне с феном в руках и дула себе в лицо. Рядом сидел муж и смотрел на нее. Я сказала ему: “Если будешь так смотреть, это не поможет”. Мы вышли, он приготовил чай, мы стали смотреть на собаку. Мы не видели его жену, а только слышали. Это был первый раз, когда я не поняла, что женщина уже рожает голову. Когда я зашла в ванну, чтобы тихонько посмотреть, как у нее дела, малыш уже выходил.

Чем меньше я ожидаю, тем легче и быстрее проходят роды. Мысли всех присутствующих и самой женщины затрудняют роды. Я понимаю, почему я родила легко, а другие рожают трудно. Женщина может напугать ребенка, если она все время думает о страхе, боли. Если окружение неподобающее, это тоже может все испортить. Женщина может только изолироваться – если ей что-то понадобится, она позовет.

Мишель Оден, Лилиана Ламмерс

— Как Вы успокаиваете женщину, если она панически боится во время беременности и непосредственно во время родов?

— Покой и расслабленность очень заразны, поэтому если кто-то боится на родах, нужно, чтобы там присутствовал кто-то, кто очень спокоен. В начале своей практики я сама была часто испугана или визгами рожающей женщины, или страхом её мужа. Когда приезжала спокойная акушерка, она умела расслабить всех нас троих. Она не говорила ни слова – само её присутствие приносило покой. Если же речь о первых схватках, а не родах непосредственно, то почему бы не приготовить что-то вместе, не посмотреть телевизор, поболтать ни о чем. До родов далеко! Что касается дородовых встреч и страха во время беременности, я стараюсь рассмешить женщину. Смех – это один из способов расслабить человека. Я не знаю, что я говорю, но мы всегда смеемся!

— Ваше мнение об анализах и УЗИ.

— Счастливое состояние беременной очень важно для здоровья ребенка и благополучных родов. Плацента низко, ребенок слишко большой – ребенок слишком маленький, гемоглобин низкий – гемоглобин высокий, давление низкое – давление высокое, мама старородящая, слишком худая – слишком толстая… Врачи в женской консультации постоянно подкидывают женщине поводы для беспокойства. У них 1000 причин, к чему можно придраться, им не угодишь. Все это сказывается на качестве беременности и течении родов! Это очень серьезно и важно! Каждый раз мне приходится поднимать дух женщины после её визита к врачу. Смерть ребенка во время беременности или родов вообще исключается – все всегда должно быть лучшим образом. И я добиваюсь, чтобы родители брали на себя ответственность сами. Я говорю им: “Вам жить с этим ребенком, а не врачам”. Родители часто испуганы. Но как ребенок может нормально развиваться, если он отравлен страхом? Как в такой ситуации можно рассчитывать на хорошие роды?

Новое поколение женщин выбирает УЗИ, анализы. И мне хочется спросить: “Сколько можно?” Одна моя клиентка показала мне в конце беременности целый толстый альбом, обклеенный снимками УЗИ её неродившегося ребенка. Эта женщина не задумывалась: а хорошо ли УЗИ для ее малыша, не навредит ли это ему. Еще часто женщины рассказывают, что делали УЗИ долго, потому что ребенок, видите ли, был непослушным и прятался. А где при этом материнский инстинкт? Никто из них не задумывался: а может, ему не нравится, что его фотографируют? Почему женщины не задумываются о том, что чувствует малыш? Когда мне во время моей беременности впервые предложили пройти процедуру УЗИ, я сказала доктору: “Если мой ребенок захочет сниматься на телевидении, он сделает это потом, а меня это не касается”.

Лилиана Ламмерс интервью

— Как Вы относитесь к присутствию на родах мужа?

— Лучшие мои роды были тогда, когда муж был в другой стране. Это были четвёртые роды. До этого он присутствовал на всех моих родах. Он никогда не мешал, но он был позади, он видел меня. Во вторых и третьих родах они с Мишелем заходили в комнату в самый последний момент, прямо перед появлением ребёнка, но у меня всё же было ощущение вторжения. А в четвёртый раз он приехал через два дня после родов, и это был совершенно волшебный момент, когда он зашёл, и я сидела и кормила нашу девочку, я сказала ему: «Посмотри, у тебя родилась ещё одна дочь».

За годы своей практики я заметила, что если отец присутствует при родах, роды получаются более долгими. Мужчина чувствует тревогу, боль женщины, и у него он этого стресс, а стресс очень заразителен. Он заражает и мать, и ребёнка, это делает роды и дольше, и труднее, и опаснее.

Тем не менее, я никогда не говорю папе, где он должен быть. Мужчина должен быть свободным, надо спрашивать его, хочет он быть на родах или нет, ведь зачастую это мы, женщины, заставляем их быть там. Одна моя клиентка даже купила своему мужу красные плавки, чтобы он непременно залез с ней в бассейн во время родов. Большинству же мужчин не хочется, чтобы их заставляли что-то делать.

Во время родов я обычно отправляю папу погулять или сходить в пиццерию, паб, или заняться чем-то важным в другой комнате. И обычно они с радостью принимают это предложение и покидают место родов.

— Оставлять ли старших детей на родах?

— Если они спят, то, конечно, пусть остаются. Но если дело происходит днем, мама остается мамой, она продолжает думать о них. Очень часто, когда дети дома, женщина не может родить, пока они не уснут или не пойдут в школу. Если женщина раздражается от того, что старшие дети надоедают ей во время родов, их надо куда-то деть.

доула Лилиана Ламмерс

— Есть ли у Вас техники для облегчения боли?

— В начале своей деятельности как доулы я делала на родах массаж, использовала другие методы, но я много раз убеждалась, что от этого в родах ничего к лучшему не меняется. Хорошо помогает вода и теплый душ. Но главное, что нужно для того, чтобы справляться с болью – это чтобы доула не показывала страх. Женщины, которые со мной рожают, не просят обезболивания. Но когда я только начинала работать, женщине становилось больно, если я (или муж) чего-то боялась. Любой страх, адреналин замедляет выделение эндорфина (природного обезболивающего). Даже если внешне ты спокоен, а внутри нет, это все равно передается, и роды усложняются.

В 38 лет женщина рожает первого ребенка. Она адвокат. Я приехала к ним в 2 часа ночи: муж, жена сидят одетые. Я спрашиваю: «Почему вы не спите? Два часа ночи! » У женщины были очень болезненные ощущения. Муж спросил: «Это приказ – идти спать? ». Я говорю: «Да». Они с тещей удалились, а мы с женщиной остались наедине. Я попросила её постараться передохнуть. Она ответила, что ей очень больно. Тогда я сказала ей, что пойду посплю сама. Я была абсолютно спокойна.

Я слышала, что с каждой схваткой ей не только больно, но и страшно. Я почувствовала, что надо пойти к ней в комнату. Она попросила лечь с ней в кровать. «За что мне так больно? » — спросила женщина. И я поняла, что надо сменить тему. Я сказала: «А знаешь, у моего брата сегодня день рождения…» (это была правда). Через четыре часа она родила, ни разу больше не заговорив о боли.

Потом, через несколько дней, она сказала мне: «Когда ты заговорила тогда о своем брате, я была готова задушить тебя, но я поняла, что моя боль не занимает весь этот мир». То есть смена темы помогла ей расслабиться. Кроме того я заснула рядом с ней, а это очень заразно. Адреналин заразен, но и сон очень заразен.

— Как Вы относитесь к кесареву сечению?

— Неэкстренное кесарево безопасно, и 1-2 женщинам из 20 я сама советую соглашаться на операцию. Куда хуже, если роды остановились, часами колоть окситоцин, делать эпидуральную анестезию, тянуть ребенка щипцами (в Англии доктора согласно протоколу должны делать все, чтобы ребенок родился вагинально). Часто врачи отговаривают женщин от операции, рассказывая им о рисках кесарева. Но если пытаться разродить женщину любой ценой, последствия могут быть ужасающими! Вовремя сделанное кесарево сечение позволяет обойтись все без потерь. Если ребенок прожил начало родов, у него уже готовы легкие к рождению, у него уже сформировано обоняние – операция в этом случае максимально безопасна. Такие дети часто выглядят не хуже, чем рожденные дома. Ну а после кесарева сечения женщина еще сможет родить вагинально. Кстати, многие акушерки Великобритании считают домашние роды после КС лучшим вариантом.

— Как родились Ваши внуки? Вы присутствовали при этом?

— Мой первый внук родился 15 лет назад. Моей дочери было 18 лет. Она сама захотела рожать дома с Мишелем и мной, это была полностью её инициатива. Однако я интуитивно с самого начала беременности чувствовала, что так не будет, а будет как-то по-другому. Я спрашивала себя, почему, но ответ не приходил. И вот в один день дочь сказала, что она что-то чувствует, что что-то начинается. Они пошли в кино с её приятелем, потом вернулись домой. Мишель тоже приехал. Дочь сказала мне, что она чувствует ребёнка очень низко, но её как будто что-то щекочет во влагалище. Ни она, ни я не знали, что это была ножка ребёнка, так как он был в ножном предлежании. Об этом знал только Мишель, но ничего не сказал нам. Мы были очень расслаблены. Ночью Мишель почему-то попросил мою дочь осмотреть её вагинально, чего обычно никогда не делал на родах. Я удивилась, но ничего не сказала. Потом мы легли спать, а когда я проснулась через несколько часов, Мишель не спал, как всегда он спит ночью на родах. Он сидел и был очень нервным. Тогда он сказал, что ребёнок идёт ножками, и оставаться дальше дома уже небезопасно. Мы поехали в роддом. Моя дочь не была этим расстроена. Разумеется, в больнице ей сделали кесарево. Правда, после этого она родила ещё двоих детей сама где-то на заброшенной ферме в горах. Что касается моей второй дочери, то своего единственного ребёнка она родила дома, легко и просто. Я была с ней рядом.

Екатерина Микитенко, Лилиана Ламмерс

— Как Вы советуете родителям ухаживать за малышом в первые дни после родов?

— Не купать его 10 дней – он устает от этого, теряет вес, также есть риск инфицирования. Кормить грудью по требованию, как можно больше контактировать кожа-к-коже и избегать всяческого контакта малыша с больничным бельем и принадлежностями.

— По каким признакам Вы понимаете, что что-то в родах пошло не так, ведь Вы не делаете вагинальных осмотров, не слушаете сердцебиение?

— Когда я прихожу на роды, я полностью опустошаю свою голову, и если какая-то информация должна прийти, она приходит – сама, ни с того, ни с сего. Если что-то идет не так, я всегда знаю это.

— Религиозный ли Вы человек? Молитесь ли Вы перед родами?

— Я верю в то, что существует нечто большее, чем материальный мир, и есть высшие силы, которые могут помогать нам. Ещё я верю в переселение душ. Мой отец умер незадолго до моего рождения, и я часто обращаюсь к нему в мыслях, он ведёт меня. Я молюсь, но молюсь своим особым способом.

— Какой Ваш совет начинающим доулам?

— Не будьте рациональными, когда с вами рожает женщина!

С ЛЮБОВЬЮ! ДОУЛА ОЛЬГА ВОРОБЬЕВА +7 (968) 398-98-85

Добро пожаловать на сайт Доулы — Ольги Воробьевой

доула-ольга-воробьева





ЗАДАТЬ ВОПРОС

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку ваших персональных данных в соответствии с Условиями.

Психологическое сопровождение родов доулой в МосквеПеленание женщины после родов - послеродовое пеленание - восстановление

Я в Соцсетях
Зачатие-Беременность-Роды-Восстановление-Материнство

© 2018 Доула Ольга Воробьева · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru